February 24th, 2008

Хорошие книги

вызывают в моём сознании цепную реацию. Какой-то прочитанный эпизод побуждает узнать об упомянутом событии или человеке больше. Так начинаются мои любительские "исследования", которые могут овладеть моим вниманием на многие часы и даже дни :) Мне доставляет огромное удовольствие собирать образы из мозаики разрозненных сведений.
А я Мандельштама таким себе и представлял. Таким как у Одоевцевой. Ему уделено не так уж много страниц, но этого хватило, чтобы увлечь меня его судьбой. Он очень трогателен, беззащитен, даже слаб, но при этом очень благороден и мужества ему не занимать. Ведь это он вырвал из рук палача Блюмкина и разорвал на части листки со смертными приговорами в 18-ом году. И он, по свидетельству Льва Гумилёва, не дал никаких показаний против своих друзей поэтов в 30-ые. Таких людей было не много.
Понравился такой эпизод. На какой-то поэтической вечеринке молодая и очень красивая женщина устроила конкурс - мужчины должны были шептать ей на ухо комплименты, и она должна была выбрать победителя, которому полагался приз.
Collapse )

Версии смерти Мандельштама

Он "почти ничего не ел, боялся еды, терял свой хлебный паек, путал котелки". Рассказывают, в светлые минуты он читал лагерникам стихи. Надежда Мандельштам видела альбомы с его стихами, ходившими по лагерям. Однажды Осе довелось получить привет из камеры смертников в Лефортове, где на стене были нацарапаны его строки: "Неужели я настоящий и действительно смерть придет".
Никто не знает доподлинно обстоятельств Осиной смерти: "Никто не видел его мертвым. Никто не обмыл его тело. Никто не положил его в гроб".

Collapse )